Мать троих детей рассказала, как ЛГБТ-движение способствовало разрушению её семьи

15.11.2020 

Lifesitenews.com опубликовал историю женщины, чей муж спустя 15 лет совместной жизни решил сменить ориентацию.

Большинство СМИ, следуя мэйнстриму, дают людям взгляд на движение «трансгендеров» сквозь линзы розовых очков. Изо дня в день принимаются новые законы или объявляются судебные решения, которые еще больше ущемляют права несогласных. В СМИ редко проникает информация о том, как эти новшества отражаются на жизни конкретных семей. Одно из таких свидетельств - в нижеследующем интервью многодетной матери, чей супруг спустя 15 лет совместной жизни решил сменить свою ориентацию и уйти из семьи к другому мужчине. Сейчас Трейси Шеннон — лидер движения «Массовое сопротивление», которое приобретает всё большую популярность. Активисты движения стремятся разоблачить ЛГБТ-повестку в Техасе и прилагают усилия, чтобы отменить пропагандистские мероприятия «Час историй трансвеститов» в Хьюстоне и по всей стране.

Трейси, как ЛГБТ — движение повлияло на вашу семью?

Несколько лет назад, когда все мои дети были еще совсем маленькими, мой первый муж решил «перейти» на мужчин. Это было после 15 лет совместной жизни и рождения троих детей.

Были ли ранние признаки этого?

Да, но в то время я бы не сочла их признаками желания «перейти» к противоположному полу. … Я ничего не знала о мужчинах, живущих как женщины, разве что видела их в эпизодах фильмах..

Когда вы сейчас оглядываетесь назад, видите ли Вы эти признаки более ясно?

Да. Но я всегда верила тому, что говорил мне муж. Он всегда давал мне ответы, которые я хотела услышать.

Вы или Ваш супруг обращались за консультацией к психотерапевту?

Да, мы оба. Обращались к разным специалистам, ему выставляли разные диагнозы. Один врач прописал ему лекарства от обсессивно-компульсивного расстройства, чтобы помочь справиться с навязчивым желанием переодеваться в женщину. Я мало что знала о таком расстройстве, но доверилась и решила, что это поможет нашей паре.

Это потом я узнала, что он отказался от приёма этих лекарств в пользу женских гормонов. Позднее, когда мы попали на приём вместе, психотерапевт намекнула мне, что он, сам того не осознавая, может проводить вечера и выходные с другими переодетыми мужчинами и что у него может быть почтовый ящик, куда приходят предложения такого толка.

Я сказала ей, что это безумие и похоже на измену. Она же ответила, что все годы совместной жизни я, сама того не осознавая, была его скрытым единомышленником и настаивала на том, что я – «скрытая лесбиянка», просто ещё это ещё этого не понимаю. Вот такие консультации давали активисты ЛГБТ-сообщества 20 лет назад. Представляю, что они говорят сейчас…

Она порекомендовала нам книгу, которую мы должны были обсудить с супругом. Так мы попали в книжный магазин, где была собрана литературы и другие предметы для гомосексуалов. Мы нашли книгу и ушли. Я прочитала несколько глав, прежде чем поняла, что просто не смогу быть такой, как эта женщина в книге, которая подыгрывает переодеванию своего мужа. В начале книги автор призналась, что до встречи с мужем состояла в лесбийских отношениях.

Мы вернулись к терапевту, и она упомянула на приеме, что мой муж не будет знать, был ли он мужчиной или женщиной в течение трех месяцев. Это была самая абсурдная вещь, которую я когда-либо слышала. Я сказала ей, что если это так, то я подаю на развод, потому что вышла замуж за мужчину. Мой муж сказал, что психотерапевт манипулирует им. Я сказала, что с меня достаточно и вышла из кабинета. Он ушёл вместе со мной. Я думала, что, наконец, мы оба покончили с этим. Но психотерапевт продолжала писать ему письма без моего ведома. Когда я осознала это предательство, то испытала боль и горечь. Очень больно было за детей.

Дети увидели элементы его переодевания?

Ближе ко времени нашего развода дети действительно увидели различные компоненты его переодевания и феминизации. … Это сбивало с толку и расстраивало их, особенно моего старшего, которому в то время было 11 лет.

Каким был ваш развод?

Развод для большинства людей включает в себя много изменений, и это трудно при любых обстоятельствах. Мы с детьми потеряли наш дом. Я уже много лет не работала вне дома и занималась домашним обучением наших детей. Дети были внезапно брошены в государственные школы и детские сады, так как я должна была работать, чтобы содержать их. Я не могла позволить себе купить собственный дом. Мы оказались бы на улице, если бы мои родители не взяли меня и детей к себе. Я была в стеснённых финансовых обстоятельствах, так как постоянно оплачивала юридические консультации, которые мне предлагались. Он же получил юрисконсульта от организации юристов-активистов ЛГБТ, которые представляют интересы трансгендерных клиентов. К этому моменту он уже определился со своей идентичностью и стал подписываться женским именем, сменил документы.  Оказывается, он сделал новые документы ещё до развода, и в суде получалось, что формально я развожусь с женщиной…

Адвокаты настаивали на том, чтобы, обращаясь к нему на заседании, я использовала женское имя и женские местоимения. Я сопротивлялась, и судья позволил мне не делать этого. Оговорюсь, что это было больше десяти лет назад.

Во время судебного разбирательства, которое длилось больше недели, адвокаты бывшего мужа пытались доказать, что я была слишком консервативна для воспитания детей родителя-трансгендера и мои христианские взгляды этому не способствуют.

Как это отразилось на детях?

Их отец был удостоен совместной опеки со мной изначально. Это считалось знаковой победой для трансгендерных родителей в Техасе, и я думаю, что в США. Это было упомянуто в гей-журнале.

Воздействие на самом деле зависит от того, о каком ребенке мы говорим и в какой момент времени. Все они были травмированы в раннем возрасте огромными изменениями, которые обычно приносит развод. А тут ещё их отец «превращается» в женщину. Их отправили к психотерапевту по решению суда, который научил их принять переход отца. Они чувствовали, что ими манипулируют, и теряли доверие к процессу терапии, особенно с тех пор, как их научили больше не называть его «папой» и использовать выбранные им местоимения. Их отец и его любовник угрожали им поркой и наказанием, если они будут называть его «папой». Это было очень больно для моего старшего сына в то время.

Дети спорили о соблюдении этого правила и сами пришли к решению не подчиняться. Они продолжают называть его «папой», но решили не выставлять это публично в качестве компромисса. Дети находятся на разных стадиях горя и принятия. Принятие для них просто означает, что они не контролируют то, что делает их отец. Но это не означает, что они поддерживают решение. Они все думают, что это было плохое решение, которое не учитывало их интересы.

К счастью, бывший муж больше не с этим человеком и стал более осторожен в последние годы. Но когда он впервые перешел к мужчине, дети были очень уязвимы. Их водили в "церковь", поддерживающую ЛГБТ, в алтаре которой было радужное знамя. Двое моих сыновей убежали оттуда, потому что были в смятении: они не знали, кто мальчик, а кто девочка, и почему женщины говорят низкими мужскими голосами.

Моего старшего сына партнёр отца уговорил надеть ЛГБТ-браслет и заставлял вступить в клуб союзников ЛГБТК в школе. Но он снял браслет и отказался стать членом школьного ЛГБТ-клуба. Его отец и тогдашний любовник, "сменивший" свой мужской пол на женский, усаживали его и говорили, что быть геем — это нормально и что он может прийти к ним в любое время. Это очень рассердило моего сына. Детям сказали, что их папа прошел через метаморфозу, как бабочка, и что у него мозг девочки. После перехода он говорит детям, что, хотя у него есть некоторые сожаления, в целом стать женщиной было хорошо для него.

Я подозреваю, что дети будут иметь дело с этой проблемой всю свою жизнь, поскольку они приходят к согласию с тем, что присутствие их отца в некоторых ситуациях неудобно и нежелательно, а с другой стороны, он просто будет отсутствовать в самых важных моментах их жизни.

Одно время они говорили, что ощущают переход отца как его смерть. Как будто к ним приходит не настоящий папа, а самозванец. Хотя они действительно любят своего отца, проявляют к нему уважение и видят его в разных ситуациях, им все равно приходится иметь дело с выбором, который он сделал.

Несмотря на все, через что они прошли, вы никогда не заподозрите этого, просто взглянув на них. Они делают все возможное, чтобы преодолеть все это и остаться на стороне истины. Я бы в их возрасте вряд ли смогла так справляться.

Как все это повлияло на вас?

Помимо некоторых психологических проблем  и утрате доверия, это побудило меня предупредить людей о деструктивной природе движения ЛГБТК и о том, как оно стремится уничтожить права на свободу слова, свободу вероисповедания и родительские права.

Какие-нибудь мысли?

Если бы мой муж получил настоящую психологическую и медицинскую помощь в решении своих проблем, а не шарлатанство и манипуляции психотерапевтов, он мог бы быть нормальным человеком сейчас, и моя семья была бы спасена от огромной травмы. Но ЛГБТК-движению и их союзникам все это безразлично.

Перевод Анны Галковской

https://www.pro-life.by/antisemejnye-tehnologii/homosexuality/mat-troih-detej-rasskazala-kak-lgbt-dvizhenie-pomoglo-razrushit-ejo-semju/ 


Печать