Гендерная программа: Как ЛГБТ-движение незаконно похищает права женщин

26.09.2020 

 

Стефано Дженарини, доктор юриспруденции.                              

Август 31, 2020

Введение

В начале 1990-х годов в регламентирующих документах ООН стали использовать термины «гендер», «гендерное равенство», «гендерный баланс», «гендерная политика», «гендерный фактор» и т. д. для обозначения социальных, правовых и экономических различий между мужчинами и женщинами, а также программ по решению данной проблемы. Государства-члены ООН, принимая термин «гендер», толковали это понятие как относящееся к двум биологическим полам и применяемое для реализации равенства женщин и мужчин, и не более того. Они полагали, что, используя этот термин, они сосредоточиваются на улучшении положения женщин и девочек.

В последние годы термин «гендер» приобрел множество новых значений и дополнительных смыслов как в социальном и юридическом аспектах, так и в политике ООН. В частности, лоббистские группы ЛГБТКИ+, будучи не в состоянии заручиться политической поддержкой, чтобы демократическим путем проложить свой собственный политический путь и найти источники финансирования, решили эксплуатировать достижения женщин, выстраданные ими в борьбе за свои права. В настоящей статье под пунктом «Определения» кратко рассмотрены дебаты о гендерных вопросах в Организации Объединенных Наций в последние годы и показаны основные последствия этого для политики ООН и международного права.

Понятие «гендер» в политике ООН и международном праве

Пол - это грамматическое определение. Во многих языках существительные имеют «род» и могут быть мужского или женского рода, а в некоторых случаях - среднего рода. Местоимения и артикли, используемые вместе с этими существительными, соответственно, относятся к тому же полу. Наиболее близкими к этому в английском языке являются местоимения «он» и «она». Однако, в 60-х и 70-х годах в академических кругах социологи, философы-феминисты и профессора, в попытке преодолеть социальные стереотипы о роли мужчины и женщины в обществе, начали продвигать понятие гендера как «социального конструкта».

С самого начала использование слова «гендер» в политике ООН было предметом пререканий. На Четвертой Всемирной конференции по положению женщин в Пекине в 1995 году государствам-членам ООН необходимо было прийти к согласию по поводу определения этого слова, прежде чем оно могло быть использовано в политике ООН. Это определение было подтверждено на Конференции «Среда обитания» (Habitat Conference) в Стамбуле в 1996 году, и с тех пор оно не поменялось. Определение, принятое на этих конференциях, остается в качестве ключевого понятия в мандате супергентства ООН по делам женщин, учрежденного Генеральной Ассамблеей ООН в 2010 году, Агентства ООН по вопросам гендерного равенства и расширения прав и возможностей женщин, широко известного как «ООН-женщины».

Ниже приводится определение, согласованное государствами-членами ООН и включенное в качестве приложения в материалы обеих конференций:

«Тщательно рассмотрев данный вопрос, контактная группа отметила, что: (1) слово «гендер» широко использовалось и понималось в его обычном, общепринятом смысле на многих других форумах и конференциях Организации Объединенных Наций; (2) «Программа действий» не содержала положений, подразумевающих какое-либо новое значение или дополнительный смысл данного термина, отличные от ранее принятого употребления».

Таким образом, контактная группа подтвердила, что слово «гендер», используемое в Программе действий, предназначалось для толкования и понимания в обычном, общепринятом смысле. Контактная группа также решила, что Председателю Конференции следует принять настоящий отчет в качестве заявления Председателя и данное заявление должно быть включено в заключительный доклад Конференции.

Римский статут Международного уголовного суда 2000 года, который, в отличие от конференций ООН, является обязательным международным правом, также определяет гендер как бинарный:

«Для целей настоящего Статута подразумевается, что термин «гендер» относится к обоим полам, мужскому и женскому, в контексте общества. Термин «гендер» не имеет значения, отличного от приведенного выше».

По большей части гендерная повестка дня не вызывает споров. Согласно договоренности стран-участников в Пекине и Стамбуле, это понятие связано с широко принятыми и разделяемыми общими целями, включающими участие женщин в социальной, экономической и политической жизни и обеспечение равных прав с мужчинами. В контексте этих определений, следует отметить, что гендерная повестка дня в значительной степени основана на Конвенции о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин, в которой термин «гендер» никогда не используется в отношении одного пола, а только в отношении женщин и мужчин как таковых.

Усилия Организации Объединенных Наций и международного сообщества по включению ЛГБТКИ + в гендерную программу

Все чаще международные агентства по оказанию помощи и, в частности, агентства ООН, включают в свою «гендерную политику» международной помощи тех мужчин, которые идентифицируют себя как геи, вступают в половые контакты с другими мужчинами, либо считают себя женщинами. Агентство США по международному развитию (USAID) входит в их число.

Гендерная политика USAID

Внутренние руководящие принципы USAID включают в качестве факторов гендерного анализа и интеграции «сексуальную ориентацию и гендерную идентичность» в свою управленческую политику, известную как Автоматизированная система директив (ADS), глава 205 «Включение гендерного равенства и расширения прав и возможностей женщин в программный цикл USAID» (последняя редакция 27.04.2017). Эта гендерная бюрократическая надстройка USAID теперь установлена законодательно в соответствии с Законом о предпринимательстве и расширении экономических прав женщин от 2018 года, подписанным президентом США Дональдом Трампом. Глава 205 ADS подробно описывает, как гендерная политика, разработанная администрацией Обамы, должна быть интегрирована в весь программный цикл USAID в планирование, разработку, реализацию, мониторинг и оценку программ. В документах гендерной политики Обамы, включенных в главу 205 ADS, используется широкое определение пола, которое явно включает «сексуальную ориентацию и гендерную идентичность» как аспект гендерного анализа и интеграции, тем самым гарантируя, что мужчины, имеющие половые контакты с мужчинами, а также мужчины, определяющие себя как женщины, также включены в женскую программу USAID.

Определение «гендерного насилия» особенно неоднозначно:

Гендерное насилие (ГН) - обобщающий термин для обозначения любой вредоносной угрозы или действия, направленного против отдельного лица или группы, на основании фактического или предполагаемого биологического пола, гендерной идентичности и/или самовыражения, сексуальной ориентации и/или недостаточной приверженности меняющимся социальным нормам понимания мужественности и женственности. (ADS Глава 205.3.9.1 Операционные планы).

Бюро и операционные подразделения USAID обладают широкой свободой действий при проведении гендерного анализа и интеграции, а также в принятии решений по гендерным аспектам политики, программ и грантов USAID, включая полномочия в отношении вопросов ЛГБТ. Они уполномочены координировать свои действия с международными организациями и агентствами, включая агентства ООН. Неудивительно, что действия USAID по продвижению свободного определения гендера, находит отражение и в работе других агентств по оказанию помощи и, в частности, агентств ООН.

При администрации Трампа в гендерной политике USAID продолжаются изменения, в том числе пересмотр гендерной политики, введенной Обамой. В середине августа USAID выпустил пересмотренный вариант Глобальной стратегии 2012 года по гендерному равенству и расширению прав и возможностей женщин. В законопроекте снова делается акцент на улучшение положения женщин и девочек, а прогрессивные правозащитные группы критикуют его за отказ от продвижения прав ЛГБТИ. Еще неизвестно, изменит ли администрация Трампа способ реализации главы 205 ADS и изменится ли реальный фокус USAID в этом отношении.

Гендерная политика Агентства ООН

Учреждения ООН обосновывают включение вопросов ЛГБТ в гендерную политику ООН посредством включения в резолюции ООН предписаний о борьбе с «множественными и пересекающимися формами дискриминации» - специальный юридический термин, который теперь используется почти в каждой резолюции Генеральной Ассамблеи ООН, касающейся женских проблем. Они также пытаются включить в резолюции ООН термин «женщины во всем их разнообразии». Для агентств ООН неоднозначности и размытости этих терминов достаточно, чтобы сформировать распоряжение на изменение определения пола, согласованного государствами-членами ООН в политике ООН и международном праве. Программа развития Организации Объединенных Наций (ПРООН), крупнейшее и самое важное учреждение ООН, ежегодно контролирующее бюджет более 5 миллиардов долларов, выпустила руководство по «ЦУР [Целям устойчивого развития]/(SDG) и гендерным и сексуальным меньшинствам», которое привязывает ЛГБТ-ориентированные программы к гендерной политике под рубрикой «пересечение вопросов гендерного равенства и вопросов сексуальных и гендерных меньшинств».

Структура «ООН-женщины» также продвигает права ЛГБТКИ+, маскируясь под защиту прав женщин. В 2019 году исполнительный директор Структуры «ООН-женщины» Фумзиле Мламбо-Нгкука объявила, что агентство больше не будет заниматься только правами женщин, а скорее «равенством всех полов», включая ЛГБТКИ+. На мероприятии, озаглавленном «Гендерное разнообразие за пределами бинарных отношений», где она сделала это объявление, аббревиатура ЛГБТКИ+/LGBTIQ+ была определена как относящаяся к лесбиянкам, бисексуалам, геям, трансгендерам, неопределившимся или квирам, интерсексуалам, пансексуалам, гендерно-неконформным, небинарным, и «всему спектру существующих гендерных разновидностей».

Мламбо-Нгкука контролирует годовой бюджет почти в 1 миллиард долларов. Ее агентство занимается исключительно нормотворческой и лоббистской деятельностью, например, обучением активисток-феминисток и политиков. Агенство не реализует никаких традиционных для ООН программ в области питания, образования, здравоохранения, инфраструктуры или санитарии. Этот отход от сосредоточения внимания на женщинах означает, что помощь, предназначенная для лоббирования вопросов, связанных с решением женских проблем, будет все больше перенаправляться от женщин к ЛГБТКИ+ для лоббирования интересов мужчин, практикующих секс с мужчинами, или мужчин, которые субъективно идентифицируют себя как женщины.

 

Мламбо-Нгкука признала, что на это не было получено согласованного мандата Генеральной Ассамблеи, но ее агентство продолжит «преодолевать стереотипы» до тех пор, пока «равенство всех полов не станет нормой», включая отмену тех законов в семидесяти странах, которые до сих пор не разрешают гомосексуальную половую жизнь.

 

Переосмысление гендера как социальной конструкции

Аналогично агентствам ООН и спосорским организациям, Комиссия международного права в 2019 году попросила Генеральную Ассамблею отказаться от определения пола в формате «мужской и женский» в Римском статуте Международного уголовного суда.

Комиссия международного права хочет отказаться от этого определения в новом проекте договора о судебном преследовании за преступления против человечности. В докладе Комиссии для Генеральной Ассамблеи дается подробное обоснование для принятия определения пола как «социально сконструированного» в отличие от «биологического» пола. В докладе отмечается, что прокурор Международного уголовного суда, Независимый эксперт ООН по защите от насилия и дискриминации на основе сексуальной ориентации и гендерной идентичности и другие структуры ООН уже интерпретируют гендер как «социальный конструкт», который включает понятия «сексуальная ориентацию» и «гендерная идентичность». Юридическим последствием отказа от определения пола, данного в Римском статуте, будет закрепление гендера в качестве социальной конструкции в международном праве и включение понятий «сексуальной ориентации» и «гендерной идентичности» в ранг категорий, узаконенных на уровне международного права. Это не просто сделает определение гендера свободным в национальном законодательстве на усмотрение каждой страны, как некоторые могут подумать. Благодаря тщательно проработанной аргументации в докладе Комиссии международного права, опущение традиционного определения пола в новом договоре, по существу, определяет понятие «гендера» как социального конструкта со всеми вытекающими последствиями, включая признание агентствами ООН различных полов и оказание давления на страны с целью добиться от них такого же признания в качестве императива прав человека.

Социальная конструкция гендера лишена демократической легитимности

Изменение определения гендера на свободное определение в политике ООН или в международном праве или отказ от определений пола в политике ООН и международном праве, в целом, откроет дверь для стольких различных толкований понятия «гендер», сколько существует людей. Постоянно действует открытый список полов, основанный на субъективном самоопределении, который использует гигант социальных сетей Facebook. Он включает предлагаемые новые виды пола, в том числе: агендер, андрогин, андрогинный, бигендер, цис, цисгендер, цис женский, цис мужской и т. д. Это неизбежно будет иметь последствия для родительских прав, медицинской этики и защиты семьи. Есть серьезные вопросы по поводу легитимности этого проекта. Тем не менее, Фейсбук - это частная компания, а не международная организация, деятельность которой регулируется согласием всех сторон. Последствия переноса этого очень изменчивого и плохо определенного понятия «гендер» в международное право гораздо серьезнее. Большинство стран и их граждане считают гендер не социальной конструкцией, а биологической реальностью, имеющей юридическое значение. По данным группы Amnesty International, выступающей за права ЛГБТ, до 2019 года всего семь стран легально разрешили смену пола только на основе самоидентификации. В большинстве из почти 40 стран, где людям разрешено на законных основаниях принимать трансгендерную идентичность, для изменения сексуальной физиогномики человека требуется психиатрическое определение гендерной дисфории или хирургическая операция. В некоторых странах даже требуется, чтобы люди разводились со своими супругами, и не позволяют лицам, имеющим детей, изменять свой пол на законных основаниях.

Процедура, которую Комиссия международного права использовала для внесения этого изменения, производит впечатление некорректной, и это результат неправомерного давления. Комиссия вернулась к рассмотрению определения пола только после того, как ЛГБТ-организации стали оказывать давление на комиссию с требованием опустить в определении пола понятия «мужской и женский». Страны, поддерживающие определение пола, данное в Римском статуте как «мужской и женский», никогда не имели возможности высказать свои возражения против данного изменения. Комиссия международного права заявила Генеральной Ассамблее ООН, что не изменит никаких определений из Римского статута, когда начала работу над новым договором в 2015 году, и неоднократно поддерживала эту позицию даже в ходе 73-й сессии Генеральной Ассамблеи.

Верховный обвинитель Международного уголовного суда (МУС/ICC), независимый эксперт ООН по вопросам сексуальной ориентации и гендерной идентичности (SOGI), а также другие источники, на которые Комиссия международного права ссылается для изменения определения пола, не имеют никакой обязательной силы, способной привести к изменению определения пола в Римском статуте. Со стороны комиссии было бы лукавством цитировать органы ООН, которые намеренно неверно истолковывают обязательные нормы международного права в своих юридически необязательных заключениях, как если бы они были авторитетными.

Заключение

Новое определение пола для продвижения программ ЛГБТ является предметом споров даже среди феминистских организаций. Некоторые феминистские организации, в первую очередь Фронт освобождения женщин, выступают против такого шага. Их позиция все чаще находит поддержку среди знаменитостей и общественных деятелей. 

Несмотря на политические разногласия по этому поводу, акцент на свободном определении гендера в настоящее время широко распространен в системе ООН и за ее пределами, о чем свидетельствует ежегодный отчет ООН «Роль Организации Объединенных Наций в борьбе с дискриминацией и насилием в отношении лесбиянок, геев, бисексуалов, трансгендеров и интерсексуалов: обзор программы». Государства-члены ООН должны решить, хотят ли они этого, либо агентства ООН решат это за них.

В правовой системе США Верховный суд США, похоже, решил этот вопрос способом, заранее исключающим демократические дебаты. В решении по делу Бостока от 2019 года суд применил слова «сексуальная ориентация и гендерная идентичность» в правовых средствах защиты США по признаку пола, тем самым позволяя программе ЛГБТКИ+ воспользоваться с трудом завоеванными политическими достижениями женской программы. Женщин и девочек лишают возможности получить международную помощь и оттесняют в программах.

Государства-члены ООН должны восстановить правильное понимание термина «гендер» в международной помощи и, таким образом, помочь сохранить с трудом завоеванные достижения женщин и девочек. Государства-члены должны отклонить новый договор ООН о преступлениях против человечности. Но они также должны восстановить правильное понимание гендера в более глобальном смысле в политике и программах ООН. Государствам-членам следует избегать формулировок в резолюциях ООН, допускающих двусмысленность в отношении толкования термина «гендер» учреждениями ООН, в том числе избегая таких терминов, как «множественные и пересекающиеся» и «женщины во всем их разнообразии». Понятия «женщины и девочки» должно использоваться более широко в резолюциях ООН всякий раз, когда встречается слово «гендер». Прежде всего они должны настоятельно ссылаться на Пекинскую конференцию и Конференцию «Среда обитания» (Habitat Conference), а также на определения пола, данное в Римском статуте, каждый раз, когда обсуждается и принимается резолюция о женщинах.

https://c-fam.org/definitions/the-gender-agenda-how-the-lgbt-movement-is-hijacking-womens-rights/ 


Печать