В 2000 году  в «Основах социальной концепции Православной Церкви» в разделе, посвященном биоэтическим проблемам, было четко оговорено, что «расширяющееся технологическое вмешательство в процесс зарождения человеческой жизни представляет угрозу для духовной целостности и физического здоровья личности».

В дальнейшем Церковно-общественный совет по биомедицинской этике неоднократно детально обсуждал суть нравственных проблем, связанных с развитием вспомогательных репродуктивных технологий (ВРТ). На основании детальной аргументации принимались заявления ЦОСБ, где обосновывалась не совместимость методов ВРТ, и в частности экстракорпорального оплодотворения и переноса эмбриона (ЭКО  и ПЭ) с нравственными чувствами христиан.

 Тем не менее, в настоящее время в связи с ростом вторичного бесплодия  от абортов, длительной контрацепции  и венерических заболеваний, а также с агрессивной практикой  товарно-денежных отношений в медицине,  предпринимаются попытки расширить «рынки» сбыта  «услуг размножения» и для православных граждан. Для этого используется псевдобогословская аргументация в рамках «икономии», оправдывающая для православного человека использование различных модификаций ЭКО как методов преодоления бесплодия. Следует обратить внимание, что методы ЭКО – это не лечение бесплодия, а преодоление его. Церковно-общественный совет по биомедицинской этике рекомендует не отказываться именно от лечения бесплодия и не ограничивать его во времени.

Сторонники изменения позиции, выраженной в «Основах социальной концепции Православной Церкви», призывают признать для православных христиан следующие разновидности вспомогательных репродуктивных технологий:

1) внутриматочную инсеминацию спермой мужа;

2) перенос гамет (смеси сперматозоидов и яйцеклеток) в половые пути женщины - ГИФТ (от англ. GIFT - gamete intrafallopian transfer);

3) проведение ЭКО в естественном цикле, т.е. без гормональной стимуляции созревания дополнительных яйцеклеток;

4) проведение ЭКО в стимулированном цикле с оплодотворением такого количества яйцеклеток, которое может быть имплантировано.

Первые две технологии ВРТ не имеют отношения к технологии экстракорпорального оплодотворения и переносу эмбрионов (ЭКО и ПЭ), т.е. к собственно «пробирочному размножению». Остальные методы к этой технологии непосредственно относятся.

 Главный аргумент сторонников возможности признания этих методов - отсутствие прямого  уничтожения эмбрионов. Но вместо этого присутствует прямое и ясное осознание многовероятностной угрозы их жизни. ЭКО без гибели эмбрионов не бывает хотя бы потому, что минимум 50% попыток всегда неуспешны. Стопроцентной уверенности  сохранения их жизни нет ни у кого, и на возможность их гибели все сторонники подобной «икономии» идут осознанно. Соотносится ли нравственное чувство христианина с предусмотренной и запланированной  его волей гибелью человеческой жизни?

Это аргумент индивидуальной ответственности всех сторонников   подобных технологий. Но  существует еще и уровень ответственности социальной. Порочность системы ЭКО целесообразно рассматривать в целом.

 Допущение одной позиции, одного случая – путь к признанию и распространению других на основе принципа «stare decisis» («придерживаясь решенного ранее»). Из этой системы невозможно изъять такие ее элементы, как:  суррогатное материнство, разрушение традиционной семьи,   развивающийся коммерческий рынок эмбрионов и половых клеток, легализацию услуг по деторождению для содомитов, массовую гибель эмбрионов от начала создания технологии до сегодняшнего дня,  опыты над эмбрионами,  высокую вероятность рождения больных детей. Это составляет не полный  набор свидетельств о социальной контрпродуктивности ВРТ, а кроме всего, это большой бизнес. Выделить из этой системы «православное ЭКО» будет не просто искусственной натяжкой, но и прямым извращением понимания супружеских отношений в Священном Писании: «Оставит человек отца своего и мать и прилепится к жене своей, и будут двое одна плоть. Тайна сия велика…» (Ефес. 5:31-32).

«Православное ЭКО» — это практика зоотехника-осеменатора в коровнике, это практика «скотного двора». Такая практика «оскотивления» унижает достоинство человека, как носителя образа Божия.  Из бытийной сущности зачатия ребенка  исключается благословенный союз любви, который по своему   достоинству является естественным для человека единством души и тела, что не в состоянии вместить в себя современные биомедицинские технологии.

Церковно-общественный совет по биомедицинской этике в который раз свидетельствует о том, что красные линии защиты жизни проходят сегодня в вопросах применения ВРТ, когда по конъюнктурным соображениям попирается христианская нравственность, а из государственного бюджета финансируется убийство миллионов детей – аборты. При этом лицемерно говорится, что с помощью ЭКО можно выйти из «демографической ямы».  Мы поддерживаем усилия государства по увеличению рождаемости, но надо начинать с прекращения убийства детей во утробе матери за государственный счет.

 

Принято на заседании Совета 19.11.2019 г.


Печать